2:22
Юля исчезла. Принеся оброненную с балкона кеду, просто ушла, хлопнув дверью. Денис у окна, я по всему этажу, натыкаясь на испуганные взгляды соседей.
Каждый день к коллекции бутылок для бития добавляется по одной-две от водки, желудок разъеден колой. Эти дни напоминают те, когда все было в сплошной быстрой череде, и жизнь была детальным мгновением. Одним часом, одним днем.
Без Андрея не так. 
Парк замкадья, Миша, детские аттракционы, дешевая"надежда" и, царапая лицо, бежать сквозь кусты. Или горы глины и песка. Жидкая грязь засасывает, стройка и река в заходящем солнце.  Лиза босиком по холодной земле, грязь выше колена, балетки расклеиваются в руках. 
Денис оплакивает кеды.
  В телефонной книжке меньше номеров, в баночках меньше таблеток, а трава качеством не радует. Надо закончить дела, и начать марафон, но денег нет даже на одну единственную дорожку, а те мальчики, которые целуя меня в макушку, вкладывали  в ладони пакетики? Где они? Мальчики-мальчики, вернитесь. Оживите, бросьте свои иголочки или станьте снова младше и приезжайте снова в Москву. 
Я опять учусь жить так, как не следует, снова включаю автономное похуй, каждый день забиваю на дела, и отключаю звук мобильного.
Запиваю-заливаю пятью озерами.  
Мне надо думать о поступление, о том, что я уже вечность не была в своём институте и дороги назад нет. Надо полистать учебники, почитать статьи, съездить в мгму, или хотя бы посмотреть сайт повнимательней. Но нет. Очередное кино на загрузку, ждать сообщений от Ани, и обхватывать талию Юли.
Зачем мне так на все по хуй? Одна единственная промашка, одна единственная маленькая дрянь во всем виновата. Мне как-то и не надо ничего, и физическая оболочка гнетет постоянством.
Бросить все сейчас очень легко. Боюсь, что брошу.


2:27 
Юля вернулась. Радостно сообщая, что нарисовала свастон на 14 этаже.


2:48 
Денис и Ю в кровати, да класть. Я к ним.