Шесть утра, ещё не сплю. Считаю стук сердца, как ты считаешь поезда стук. 
Из рук все валится, иголки пальцы сшивают, мне до дрожи холодно, пульс трепещет крыльями мертвой стрекозы.  
Небо во мне, небо из меня, небо вокруг. 
Холодное, серое, изморозью покрытое. Выблевать бы его вместе с комком слизкой души, что покрыта язвами и наростами ненависти. Затопить им бы эту черноту  непроглядную, утонуть, захлебнуться.

Раз-два-три.
Раз-два-три.
Раз-два-три.
Следующая остановка ад.